Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:38 

Писанина2(Смысл существования)

"Все это видения, плоды воображения... Такого в этом мире просто не может быть..." – успокаивал я себя, наблюдая, как только что убитый мною браконьер начал медленно подниматься на ноги. Это выглядело минимум... необычно. Вот он встал и, словно не замечая моего присутствия, поднял свое двуствольное ружье. Мне бы броситься спасать свое бренное тело, но ноги меня не слушаются, а любопытство только подыгрывает им. Вот охотник отряхнул со своего камуфляжного костюма листья и, закинув на плечо взрослого оленя, начал медленно приближаться ко мне. Дыхание перехватило, а сердце принялось бешено колотиться. Похоже, это конец...
Браконьер подошел ещё ближе. Бросил тяжёлую тушу на землю...
И тут случилось неожиданное. Он протянул мне руку и сказал:
— Добрый вечер, Спенсер, — голос был знакомым и пугающим одновременно. Пугал он своим странным непостоянством. В нем слышались не только грубоватые мужские интонации, но и какие-то тихие женские. — Как жена? Как дети?
Я узнал его лицо. Пусть оно и изменилось, ошибки быть не могло. Легче от этого не стало, но я смог выдавить:
— Спасибо, все нормально.
В моей памяти медленно всплывали воспоминания тех далеких событий. Но страх по-прежнему не отступал. «Браконьер» едва-едва покачал головой.
— Спенсер, Спенсер... Сколько лет прошло? Пять? Десять?
Разве я говорил ему своё имя тогда?
— Тридцать два года…
Это было осеннее утро.
Обычное осеннее утро, которое вдруг нарушилось из-за ужасного и неприятного треска. Я сразу узнал его. Так могли шуметь только падающие деревья.
«Проклятые лесорубы!»– злился я, быстро накидывая куртку и пытаясь нашарить ружьё. Оно отыскалось далеко не сразу, так как очутилось под кроватью. Более того, дверь сторожки упорно сопротивлялась моим попыткам открыть её.
Выбравшись наконец из плена, устроенного собственным домом, я побежал по лесу, ориентируясь на треск и пытаясь найти гадов, осмелившихся повести себя настолько нагло. Я долго искал признаки человеческих фигур среди плотно стоявших стволов, и был слегка удивлён, когда, наконец, увидел след, оставленный «лесорубами» — искорёженные деревья. Стволы их клонились к земле, словно недавно были прижаты сильнейшим ураганом. Некоторые не выдержали и переломились пополам. Ветки, а их на земле было множество, мешали продвигаться вперёд, однако я увидел нечто, что заставило меня поторопиться.
На одном из пней висел обрывок камуфляжной ткани, а в двадцати метрах от этого места лицом вниз лежал человек. Одет он был, как и местные лесники – издалека я заметил лишь то, что один из рукавов куртки разорван.
«Проклятые лесорубы», – подумал я снова и бросился на выручку к коллеге, земля вокруг которого потемнела от крови. Мужчина не шевелился – сложно сказать, служило это хорошим знаком или плохим.
Стоило мне к нему приблизиться, как взгляд уловил резкое движение. Я замер. Из ниоткуда сбоку появилось такое странное существо, о каких я до этого даже не слышал. Морда, покрытая зелёной чешуёй, уставилась на меня одним оранжевым глазом. Никаких деталей, кроме этих, у меня назвать не получится. Прошло лишь мгновение – и оно снова исчезло.
Я испуганно поднял ружьё, мысленно выругав себя за то, что зарядил его не так, как следовало бы… Патроны вместо дроби были начинены обычной солью.
Бросив быстрый взгляд на коллегу, я начал высматривать среди деревьев только что увиденного монстра. Несколько раз мне удалось заметить его краем глаза, но каждый раз, стоило мне начать целиться, существо растворялось в воздухе. Так продолжалось несколько минут, пока не раздался резкий кашель моего коллеги. Обратив внимание на него, я уголком зрения заметил, как прямо на меня, прямо на дуло ружья бежит то самое чудовище...
Рефлексы сработали моментально. Палец нажал на курок ещё до того, как я повернул голову в сторону существа и снова потерял его из виду.
Дальше — всё словно в тумане. Помню, как лесник встал и, держась рукой за окровавленный бок, принялся кричать на меня. Кажется, он утверждал, что я сорвал всю охоту, отравив его добычу солью. Затем я что-то спросил, он что-то ответил и, подняв с земли невидимый моему глазу предмет, неожиданно пропал. Вместе с его исчезновением я потерял сознание на несколько часов, но, когда очнулся, был поражён увиденным.
Все деревья вокруг стояли целыми и невредимыми.
Тогда мне никто не поверил. Люди, которым я сообщал об этой истории, сводили всё к галлюцинациям из-за маринованных грибов. Разве может человек, выросший в лесу, случайно собрать не те грибы? Со временем даже я поверил в отравление... Но теперь тот самый «галлюциногенный бред» вновь стоит и разговаривает со мной!
— Тридцать два года. Значит, столько нам понадобилось, чтобы уничтожить всех драконов...
— Драконов? — удивился я, вспоминая, как собеседник выглядел много лет назад.
— Ты удивлен? У вас, человеков, слабая память и разум... Неудивительно, что ты забыл. Давай я напомню, мой старый друг... Я человек из того времени, когда человечество уперлось в тупик развития.
Он немного помолчал.
– Всё. Предел! Тело совершенно, и нам не требуются технологии. Оно – идеальный инструмент, способный адаптироваться под любую среду, будь то вакуум, жидкость или поверхность звезды. Мы знаем всё, что было и будет во Вселенной. Время для нас – просто одна из координат в бесконечности нашего существования. И единственное, что нам осталось – это развлекаться.
Но все развлечения уже не приносят удовольствия. Кроме одного – охоты. Мы охотимся в вашем прошлом, настоящем и будущем. По всей Вселенной. Допустим, совсем недавно мы истребили всех драконов. Да, они были не просто сказкой, а реальными огнедышащими существами. Вот доказательства, — пришелец расстегнул свою куртку, под которой не оказалось никакой одежды: лишь темно-коричневая кожа, рассечённая огромным шрамом на животе, и со следами зажившего сильного ожога, — это сильные твари. Одной лапой разорвал на части одного из нас и сжег троих. Но никто не нарушил своего кодекса, и все пользовались только теми средствами, что уже изобретены в том времени. Знаешь, как весело тыкать в огромное существо с плотной чешуей палкой с мягким металлом на конце?
— Думаю, очень сложно было с ними справиться. Но у меня вопрос. Раз ты из будущего...
— Человеки... Вы так предсказуемы... Я даже знаю, что ты хочешь спросить, — он застегнул куртку и, вздохнув, продолжил: — Да. Я знаю, каков будет конец всего. Он прост и предсказуем. Когда у нас закончатся цели для охоты, мы начнем охотиться на себе подобных. Так будет продолжаться до тех пор, пока мир не опустеет, и не останется только один из нас. Ради того чтобы победить величайшего и последнего охотника во Вселенной, он покончит с собой. Разве это ли не цель всего живого? Одержать победу на самим собой.
— Очень похоже на правду. Звучит логично... — сказал я, всё также скованный страхом и не способный пошевелиться.
— Похоже, моё время вышло. Можешь взять себе этого зверя. Он оказался чересчур легкой добычей. Прощай, — через пару секунд браконьер растворился у воздухе, а вокруг резко похолодало. На землю упала туша оленя. Страх моментально исчез, а я повалился на землю от сильнейшей боли в ногах и огромной усталости. Словно в прошлый раз.
— Прощай... – прошептал я и уснул.

URL
Комментарии
2015-08-31 в 15:22 

дочь баргеста
Интересно. И не самый плохой вариант гибели (если люди не возьмутся за ум). Может быть и хуже, в общем-то... Ещё подкупает честность охотников.
Бывает и иначе...

   

траст ми, ай эм инженегр

главная